материалы для справки, ко дню действий в защиту тюленей.

ДЛЯ СПРАВКИ

15 марта в СНГ состоялась акция «Не бей лежачего» в защиту тюленей Белого моря.

«Не бей лежачего!» — это призыв к действию и лозунг кампании IFAW в 2009 году.

Гренландские тюлени — под угрозой. При нынешних темпах уменьшения популяции через несколько лет гренландский тюлень в Белом море может стать редкостью.

Благие намерения высоких инстанций не остались даже на бумаге – гренландского тюленя по-прежнему можно убивать!

Правила рыболовства для Северного бассейна в новой редакции (2009 г.) позволяют охотиться на детенышей гренландских тюленей с 11 марта по 30 апреля – главный промысловый сезон!

 

Норвегия расширяет участие в российском зверобойном промысле, выделяет дополнительные миллионы крон на обучение российских зверобоев, на новые суда ледового класса, «жестокий и бесмысленнный» промысел будет продолжен… А квоты на 2009 год – 35 000 тюленей независимо от возраста – ставят под угрозу как минимум четверть всего ожидаемого приплода популяции. Прирост популяции снизился в 2,5 раза за последние 5 лет, а сама популяция сократилась с конца 90-х годов прошлого века почти в три раза – с 2-х с лишним миллионов до 780 тысяч в 2008 году.

15 марта объединились, чтоб спасти тюленей, активисты в 19 городах России и СНГ: Москва, Санкт-Петербург, Екатеринбург, Новосибирск, Ноябрьск, Иркутск, Челябинск, Ижевск, Томск, Мурманск, Архангельск, Новокузнецк, Полярные Зори, Волгоград, Саратов, Навашино, Владивосток, Киев, Львов.

Основные причины сокращения популяции гренландского тюленя:

Глобальное изменение климата.

На его фоне промысел становится особенно губительным. Состояние ледового покрова напрямую влияет не только на возможность самок образовать щенную залежку и родить, но и на дальнейшее выживание тюленят.

Коммерческий промысел – бессмысленный и беспощадный. За последние четыре года количество новорожденных бельков, сократилось с приблизительно 330 000 в 2004 году до 120 000 — 140 000 в 2008 г. Квоты на добычу зверя, выделенные на 2008 год (137 500 детенышей гренландского тюленя), позволяли легально уничтожить весь приплод в популяции.

Новая потенциальная угроза – интенсификация судоходства. По бассейну Белого моря пролегает множество трасс, судоходство расширяется в связи с развитием нефтедобывающей отрасли на севере. По подсчетам Международного фонда защиты животных IFAW, при одном проходе судна гибнет от 500 до 1000 бельков. При интенсивном развитии данной отрасли и таком же отношении к тюленям потери существенно возрастут.

подготовил Олег Андрос, ДОП г.Киева

На прошлой неделе вся прогрессивная общественность рукоплескала новым «Правилам рыболовства для Северного рыбохозяйственного бассейна» – ну как же, наконец-то в России запрещена охота на маленьких несчастных бельков, за которых уже кто только не заступался – от музыкантов до премьер-министра. Владимир Путин даже назвал (и совершенно справедливо) охоту на тюленышей «кровавым промыслом» и все зарукоплескали – ура, Россия теперь не будет охотиться на белька!

Граждане из прогрессивной общественности, Федеральное агентство по рыболовству вас банально обмануло, обвело вокруг пальца. Маленьких тюленей в России как убивали, так и будут убивать, почитайте эти самые правила повнимательней:

3. Сроки (периоды), запретные для добычи (вылова) водных биоресурсов

37.3 гренландского тюленя (беломорской популяции):
бельков и самок на детных залежках – в течение года;
серки, взрослых особей – с 1о марта по 1 мая;

Вот это «по 10 марта» означает, что у охотников есть, как минимум, полтора месяца на полноценный промысел, а, говоря прямо, на уничтожение гренландского тюленя в Белом море. Самый «горячее» время для промысла оставлено для охоты на малышей.

Зверобоям нужна серка – тюлень чуть постарше. Белек на третьей неделе своей жизни начинает линять, под белым мехом начинает проглядывать красивая серебристая шкура. В течение недели такой белек называется хохлушей. Как только линька заканчивается, и мех полностью сменяется, детеныш становится серкой и спускается в воду. Гоняться за серкой с ружьем, бить её в воде – трудно и зачастую опасно. Поэтому, хохлушу, когда она еще не умеет плавать и лежит рядом с матерью на льду, просто собирают в корзины и везут на берег. На берегу устроены т.н. «тюленьи фермы», а, на самом деле, просто концлагеря для тюленят. Отнятые у матери, напуганные и часто искалеченные они лежат на земле и ждут, когда их убьют. Ждут долго – некормленные хохлуши лежат в загонах около месяца, до тех пор, пока их мех не станет «кондиционным».

4. Запретные для добычи (вылова) виды водных биоресурсов

38. запрещается специализированный промысел:
гренландского тюленя в стадии хохлуша (за исключением его отлова без отбора для доращивания до стадии меховой серки);

Отцы-иезуиты обзавидовались бы умению составителей таких правил разрешать под видом запрета.

Итак, с обманом прогрессивной общественности разобрались. Ясно, что тюленя в России бить будут и новые правила этому не помеха. Теперь поговорим о том, кому это всё нужно и зачем?

Сказать, что никому это не нужно, было бы нечестно. Промысел этот маргинальный, безусловно, и выгоды от него на грош, но есть один важный момент – он щедро спонсируется из-за рубежа.

В конце августа, если вы помните, я ездил в заполярный норвежский город Тромсо, чтобы понаблюдать там по просьбе Международного фонда защиты животных (IFAW) за конференцией зверобоев – наших, канадских и норвежских. С диктофоном в руке я поговорил там с председателем зверобойного колхоза на Белом море, с директором совместного с норвежцами предприятия по выделке шкур в Архангельске, с чиновником из норвежского Минрыбхоза. Никто из них и не скрывает факта, что практически весь промысел гренландского тюленя на Белом море финансируется из норвежского бюджета, а, точнее, из правительственного фонда «Innovation Norway» и Министерства рыбодобычи Норвегии. 80% всех денег на зверобойный промысел идут именно оттуда. Жаль, у меня нет сейчас под рукой фотографии, которую я сделал в конференц-зале во время доклада норвежского чиновника – на большом экране он показал схему, как выглядят доходы зверобоев – чуть-чуть от продажи шкур, еще меньше – от сбыта тюленьего жира и толстая, большая графа с надписью «деньги от государства».

По словам Хальварда Йохансена, чиновника норвежского министерства, «в 2008 гг норвежским правительством было выделено пять миллионов крон на закупку оборудования для охоты, обучение охотников, финансирование закупок продуктов промысла (шкуры)».

Так выглядят точные данные расходов норвежской стороны:

Норвегия субсидирует в 2009 году промысел в Белом море из бюджетов:
— Министерства рыбодобычи и прибрежного рыболовства: (в размере 3 миллиона норвежских крон) (ранее 2006 и 2007 годы: 500 000 крон; 5 миллионов в 2008 году)
— Министерства иностранных дел (сумма неизвестна, но в бюджете министерства есть бюджет на аренду ледокола и другие статьи расходов, которые можно интерпретировать как помощь в развитии промысла).
— правительственного инвестиционного фонда («Innovation Norway»): в размере 1,5 миллиона норвежских крон. «Innovation Norway» является совладельцем (через инвестиционный фонд) – 34% ООО «Рибер Cкин-Поморье» (основана в марте 2007 года) – его часть составляет 1 400 000 крон.

В частной беседе со мной г-н Йохансен признал тот факт, что Норвегия в прошлом году уничтожила несколько тысяч тюленьих шкур – якобы их выделка не соответствовала стандарту. На самом деле, есть сведения, что эти шкуры просто некуда было сбывать.

Контролем и организацией процесса добычи тюленя в Белом море занимается норвежская компания «Рибер Скин» (GC Rieber Skinn AS) совместно с местными хозяйствами, директора которых наиболее заинтересованы в продолжении промысла. В 2008 году в промысле, организованном «Рибер-Скинн Поморье», участвовало всего около 50 человек, из них большая часть были люди, родившиеся в деревнях, но проживающие в Архангельске и других крупных населенных пунктах, работники тралового флота, несколько моряков и рыбаков, люди из колхозов.

Фирма «Рибер Скин» ответственна за совместный проект программы «Морские млекопитающие». В 2008 году охота проводилась с российских судов с российской командой, но тренинг проводился компанией «Рибер Скин». Норвежские зверобойные капитаны помогали в осуществлении текущей работы судов на борту во время зверобойного промысла. Программа по морским млекопитающим координировалась норвежским правительством в отношении развития промысла тюленей на северо-западе России. Главным партнером этих программ являлся фонд «Innovation Norway».

Зачем же Норвегии оплачивать работу российских зверобоев? Главная причина, на которую всегда ссылаются норвежцы, состоит в том, что по их расчетам гренландский тюлень, когда он мигрирует из Белого моря в Баренцево, съедает слишком много промысловой рыбы. Экологи же, которые проводили мониторинг рыбных запасов в этих районах, утверждают, что рыбные запасы сокращаются не по вине тюленей, а ввиду нелегального массового перелова. Доля промысловой рыбы в рационе тюленя ничтожна – он начинает ей питаться только тогда, когда кончаются запасы другой пищи.

Упомянутый выше г-н Йохансен рассказал мне и о другой причине, по которой норвежцы финансируют зверобойный промысел в Белом море – по его словам это связано с желанием норвежцев «поддержать развитие традиционного для поморов занятия». В бюджете Министерства рыбодобычи и прибрежного рыболовства Норвегии даже заложены средства (1 350 000 крон) для «информационной работы» в рекламе промыслов тюленей. Мне кажется, что этим деньгам норвежцы могли бы найти применение куда лучшее.

Что же мы имеем в итоге? Гренландского тюленя, популяция которого в Белом море, как утверждают биологи, подошла к зыбкой грани выживания, будут уничтожать по-прежнему. Зверобойный промысел наносит непоправимый ущерб: с 2001 года было уничтожено около 150 000 детенышей гренландского тюленя в Белом море, не считая взрослых особей.
Как показывают исследования Международного фонда защиты животных (IFAW) и лаборатории под руководством доктора наук Владимира Черноока, за последние четыре года количество новорожденных бельков сократилось с приблизительно 330 000 в 2004 году до 120 000 — 140 000 в 2008 г. Сама популяция уменьшилась за последние 15 лет в 2,5 раза – с 2 миллионов особей до приблизительно 780 тысяч к 2008 году.

Число тюленей сокращается и без зверобоев: из-за глобального потепления в течение зимнего сезона 2008-2009 года ледовая обстановка стала хуже. Льдообразование на Белом море задерживалось в конце 2008 как минимум на 2 месяца. Лед встает только сейчас. Состояние ледового покрова влияет не только на возможность самок образовать щенную залежку и родить, но и на дальнейшее выживание тюленят. Поскольку площадь льдин небольшая, лед зачастую мокрый, шерсть бельков намокает, ее теплоизоляционные свойства уменьшаются, детеныши замерзают или, попадая воду, не могут быстро выбраться на лед и тонут.

Появилась и новая угроза – расширение судоходства в связи с развитием нефтедобывающей отрасли на севере. По бассейну Белого моря пролегает множество судоходных трасс. Уже сейчас, по подсчетам IFAW, от одного прохода судна гибнет от 500 до 1000 бельков. При развитии этой отрасли промышленности и таком же отношении к тюленям потери существенно возрастут.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *