В войне цивилизации и природы появилась вторая сторона, ч.2

Вторая часть публичных лекций Дерика Дженсена (философ, по мотивам его книги снят фильм «Конец Цивилизации«). Наступила весна, и, подобно мартовским котам, государственные чиновники и распильщики бабла, возобновили свои поллюционные пляски вокруг Химкинского леса.

 

8: Вернись в реальность

Некоторое время назад я давал радиоинтервью в Вашингтоне, и вдруг ведущий заметил: “Дерик, но вот индейцы, например, тоже эксплуатировали лосось.”  И я ответил: “Не то что эксплуатировали, они ели лосось.” И он спросил меня, как я могу это допустить, это же убийство. И я ответил: “Ну, они выражали почтение к духам лосося в обмен на возможность потреблять плоть.” Конечно, этот ответ — полное дерьмо. Но как белый мужчина я чувствую обязанность отвечать на все задаваемые вопросы. И позже тем же вечером я пошёл прогуляться и сел под кроной одного дерева, с которым у меня сложились длительные и серьёзные отношения. И спросил его: “что лежит в основе отношений охотник-жертва?” И дерево не замедлило с ответом: “Если ты поглощаешь плоть другого живого существа, то принимаешь на себя ответственность за процветание того сообщества, к которому принадлежала твоя жертва.” Если ты поглощаешь плоть другого живого существа, то принимаешь на себя ответственность за процветание того сообщества, к которому принадлежала твоя жертва. Поэтому если я потребляю в пищу лосось, я беру на себя ответственность за помощь в обеспечении процветания сообщества лососёвых. Пару лет назад  один чувак обвинил меня в том, что, раз уж я подтираюсь туалетной бумагой, то я несу такую же ответственность за уничтожение лесов, как и исполнительный директор какой-нибудь лесодобывающей компании. Конечно, тот ответ, который я дал, был не совсем верным. Но я ему смог сказать только “Нет!”

Дело в том, что — я думаю, я могу это сказать, — я на самом деле не такой умный, как кажусь. Просто я писатель, и пользуюсь тем преимуществом что в своих книгах я конечно же всегда побеждаю во всех спорах. И в моих книгах в беседах с друзьями кто-то говорит что-нибудь умное, а я говорю что-то умное в ответ и так далее. На самом деле всё конечно не так. Обычно мне говорят что-то умное, и я такой: “… а знаешь, ты прав”. И потом, недель через 6, я перезваниваю этому человеку. И у меня на готове мой “умный ответ”. И после того, как я его озвучиваю, мне сразу же говорят очередную умную вещь. А я — “я ещё перезвоню”.

Пару недель назад я давал радиоинтервью в Санта-Барбаре. Это было ужасное интервью. Его брал у меня какой-то анти-экологически мыслящий правый пропагандист с пунктиком насчёт “частная собственность превыше всего”. И по поводу всего инвайроменталистского он просто кричал. Было достаточно забавно, потому что он всё время повторял — не важно, о чём я говорил, об уничтожении 90% популяции океанских рыб или о высоком уровне заражения грудного молока кормящих матерей диоксидами — он постоянно говорил мне: “Дерик, вернись в реальность!” И да, его “реальный мир”… Я имею в виду, многие из наших товарищей, которые ещё учатся в школах или колледжах, или университетах, они часто слышат подобное. Типа “когда ты перестанешь заниматься этими глупостями и вернёшься в реальный мир?” Конечно, имеется в виду, “когда ты вернёшься в лоно промышленного капитализма?” Но на самом деле, если мы вернёмся в реальность, мы поймём, что мы в большом дерьме. Подводя итог нашему интервью, он сказал: “В Библии говорится, что Бог даровал человеку власть над всем сущим. Ты, Дерик, явно не ценишь этого дара.” Мой ответ был предсказуемо-шаблонным для активиста. Что, мол, если ты властвуешь над чем-то, то настоящих тёплых гармоничных равноправных отношений не получится и всё такое. Ну, да, ответ “на троечку”. Настоящий ответ сформировался у меня в голове через четыре часа после окончания интервью. Когда он говорил, что я не ценю божественного дара, этой власти над Планетой, которой Бог наделил человека, надо было мне ответить: “Нет, что ты, я очень ценю этот дар. Как раз давеча я беседовал с Богом. И он сказал мне по секрету, что на самом деле он имел в виду, что он (Бог) наделил Дерика Дженсена властью над Планетой и всем сущим. И особенно властью над правыми радиоведущими из Санта-Барбары. Следовательно, Энди, всё, что принадлежит тебе, — на самом деле принадлежит мне. И если тебе это не по нраву, то я и сторонники моей религии придём и поговорим с тобой по душам, потому что Бог сказал, что это наше право.” Тут Энди ответил бы, что этого нет в Библии. На что я конечно бы возразил, что если кто-то читает неправильную Библию — это не мои проблемы…

Так о чём мы? …Видите, всякая книга может быть полезна. Так или иначе… Ах да, если я подтираюсь туалетной бумагой — я виновен в дефорестации планеты. Я не смог толком ответить на это, и он сказал мне: “иди и поговори с деревом.” И я так и сделал. И оно ответило: “Ты — часть Природы. Ты поглощаешь определённые другие части природы. Смирись с этим.” Потом оно подумало и добавило: “Ну, вообще да, ты виновен в дефорестации. Но не потому, что поглощаешь плоть деревьев, а потому, что ты поглощаешь нашу плоть, но не останавливаешь лесозаготовщиков, лесорубов, строителей дорог и им подобных. Вот в чём твоя вина. В том, что ты не выполняешь свою часть нашего уговора.” Если вы поглощаете плоть дерева, вы принимаете на себя определённую ответственность. Проблема не в поглощении древесной плоти, а в том, что, поглощая древесную плоть, я отказывался брать ответственность за поддержание и развитие лесного сообщества.

9: Города и Цивилизация

Вы скажете: да, это всё мило, но какое это, чёрт возьми, имеет отношение к цивилизации? Я критикую цивилизацию уже 15 лет и наконец-то решил поточнее дать определение самого понятия в книге “Эндшпиль”: под цивилизацией я предлагаю понимать стиль жизни, характеризующийся ростом городов. Эта трактовка подтверждается историческими фактами: города стоят у итока каждой цивилизации. И снова: да, это всё мило, но что такое город? Я предлагаю следующую трактовку термина город: настолько большое сообщество людей, что для их проживания требуется импорт ресурсов. И это очень важно, потому что как только вы начинаете импортировать ресурсы, случаются две вещи. Индейцы Толова, на чьей земле я сейчас живу, не были цивилизованными. У них не было городов. Были деревни и лагеря, они не занимались импортом ресурсов, для обеспечения сообщества продовольствием не был нужен импорт. Они потребляли в основном лосось, оленину, моллюсков, корюшку, ягоды, лосось, лосось, лосось. Потом наступала зима и они были вынуждены есть очень много лосося. И они жили так в течение 12500 лет, если верить мифам науки. Если же верить самим Толова, то они жили так с начала времён. Итак, как только начинается импорт ресурсов, происходят две вещи. Первая — ваш стиль жизни уже не является устойчивым. Потому что раз вам необходим импорт ресурсов (да, я знаю, что ресурс — плохое слово, но приходится его применять), значит вы истощили вашу местность и в ней не осталось этого ресурса. И по мере роста города, район истощения ресурсов будет становиться всё больше и больше. Если вы будете продолжать использовать этот ресурс. И второе, что происходит — это что теперь ваш стиль жизни должен быть основан на насилии. Потому что если вам необходим импорт ресурсов, а люди с соседнего водораздела не хотят им с вами торговать, придётся завладеть им силой. Потому что этот ресурс вам необходим. То есть мы все с вами можем жить в анархо-коммунах и вести натуральное хозяйство, или уйти в леса и грызть там древесную кору, а армия США всё равно будет оставаться всё такой же огромной, потому что как же ещё США может удовлетворить свои потребности в нефти, от которой зависит вся американская экономика? В общем-то, это и есть мой Тезис №1.

Тезис №2: Традиционные сообщества нечасто добровольно отдают или продают ресурсы,от которых зависит жизнь их сообщества, пока их сообщество не будет уничтожено.  Также они не соглашаются по доброй воле на уничтожение их земель,  чтобы можно было добывать другие ресурсы — золото, нефть и т.д. Из этого следует, что те, кому нужны  эти ресурсы, будут делать все, что угодно, чтобы разрушить традиционные общества. Можно найти этому немало примеров как в истории этого континента, так и других.

10: Зачем ты платишь арендную плату?

Тезис №3: Наш образ жизни, сама индустриальная цивилизация, основаны и фундаментально зависят, от постоянного и широко распространенного насилия. И без него всё это быстро разрушится. Пару лет назад я выступал с докладом в Юджине, штат Орегон, и после выступления один парень (важный парень) сказал мне: «Ты так много говоришь о том, что наша культура основана на насилии, но я вот против насилия, я пацифист, я не вижу насилия в своей ежедневной жизни. Ты говоришь, что наша культура — это культура насилия и жестокости. Я этого не вижу.” Ну, да, в значительной степени причина — что он на самом деле парень. Не думаю, чтобы женщины взялись утверждать подобное, учитывая, что 25% женщин подвергаются физическому насилию в течение своей жизни, 90% женщин испытывают психологический дискомфорт от угрозы изнасилования, и все знакомые мне женщины в унисон говорят, что это на самом деле заниженная статистика. И что на самом деле процент женщин, подвергшихся изнасилованию, намного выше. Я не знаю точно статистику по США, как часто женщин избивают их любовники или мужья? Каждые 8 секунд? 18 секунд? Поэтому конечно, мужчине намного проще, чем женщине, утверждать, что в его мире нет насилия. Но в любом случае.

Я ответил: «Хорошо, прежде всего, где сшита твоя рубашка?» Он посмотрел: “Сделана в Бангладеш”. Я такой: “Хочешь поговорить об этом?” И он: “Ну… не… кажется, я понимаю, к чему ты…” Я — ему: “О’кей. Вот ещё вопрос. Ты аренду платишь?” Он ответил: «Да…»  Я спросил: «Почему?» Он ответил: «Потому, что я не владею этим жильем.»  Я сказал: «Нет, нет, нет, а что бы произошло, если бы ты не платил?» Он ответил: «Ну, придет полицейский и выселит меня.» Я сказал: «Я не понимаю, что это значит. Что именно бы произошло?» Он ответил: «Ну, пришел бы полицейский, постучал бы в дверь…»

Я говорю: «Отлично, а что произойдет, если ты открываешь дверь…и говоришь: «Привет! А я как раз заканчиваю готовить ужин.  Не хотите поесть?» И полицейский садится, ты его кормишь, не отравляешь его. А потом, после ужина, говоришь: «Ваша компания была довольно приятной, но не настолько, поэтому я бы хотел, чтобы Вы теперь покинули мой дом.» И что произойдет?» Он сказал: «Ну, полицейский бы достал свою пушку и сказал бы:

«Я здесь, чтобы выселить тебя,  потому что ты не платил за аренду.» Я сказал: «А, значит главной причиной того, что ты платишь за жилье,является то, что если бы ты этого не делал, пришел бы какой-то человек с пушкой, чтобы выгнать тебя из дома.»  Он сказал: «Я думаю, что я понимаю…»

Я сказал: «Ну, давай попробуем ещё разок. Что произойдет, когда ты, будучи голодным, идёшь в магаз и просто начинаешь там есть у всех на виду. Там же полно еды, да? Что произойдет?»  Он: «Кто-то вызовет полицию.» Я сказал: «Ну да, это тот же человек, который уже приходил с пушкой, чтобы тебя выселить, он настоящий козел, не так ли?»

Одной из причин, почему мы не видим много насилия, является то, что мы верим в эту странную идею о том, что это нормально, что мы должны платить, чтобы есть, спать, жить на этой планете. Это очень, очень странно.  А если ты не будешь платить, то придёт какой-то человек с пушкой, и с тобой произойдёт что-то плохое. И мы настолько встроены в систему, что даже не боремся с этим. Но может быть мы не боремся потому, что пушки направлены вовсе не на нас?

И я бы хотел ещё одну вещь сказать по этому поводу. После моего выступления в Массачусетсе один парень заметил: “Знаешь, а ведь мы живём сейчас в более устойчивом обществе, чем сто лет назад.” Я спросил, как ему могло прийти что-то подобное в голову.  Он ответил, что если выйти из университетского кампуса, то можно увидеть, что за сто лет в Массачусетсе стало намного больше деревьев, чем сто лет назад. Больше зелени. Я ему ответил: “Да, хлопковых плантаций в штате больше нет, потому что теперь они есть в Южной Америке, потому что наша страна экспортирует насилие.” Так что другой причиной, почему мы не видим существенной части насилия, является то, что оно экспортируется.

11: Насилие распределяется сверху вниз

Тезис №4. Один из моих любимых. Эта культура основана и поддерживается общепризнанной, но часто завуалированной, иерархией. Насилие, которое осуществляют вышестоящие в иерархической пирамиде по отношению к нижестоящим, почти всегда невидимо. Незаметно. Когда это невозможно, необходимость насилия всегда рационально объясняется. Насилие со стороны нижестоящих в иерархической структуре по отношению к вышестоящим недопустимо. Когда подобное случается, на это принято реагировать с ужасом, шоком и фетишизацией жертв насилия. И этому существует уйма примеров. Мой отец — пример очень жестокого человека. Мой брат страдает эпилепсией от того, что отец постоянно бил его по голове, отец сломал руку моей сестре, насиловал мою мать, мою сестру и меня. И в тот единственный раз, когда мой брат решил дать отпор, он был избит намного сильнее, чем обычно. Почему? Потому что он совершил святотатство. Он прибегнул к насилию по отношению к вышестоящей власти. Это всего лишь один из примеров. У меня есть ещё один. Полиция. Каждый день в нашей стране от встречи с полицией умирает от 4 до 6 человек. С другой стороны, каждый раз, когда умирает мусор, проводятся помпезные государственные похороны. “Он был любимым сыном” и всё такое. Как будто те, кого они убивают, не были чьими-то любимыми сыновьями или дочерьми. При этом знаете, статистически уборщик мусора, дворник — более опасная профессия (почему-то фашисты предпочитают дворников-иммигрантов полицейским). Намного чаще смертельные исходы. Часто вам доводилось видеть государственные похороны уборщиков мусора? Почему-то о них не снимают сериалов. У них нет своего радио. “Мусорная волна”. Этого всего нет и не будет, потому что это не вопрос оправдания насилия. Но, конечно, если вы не верите мне в вопросе полиции, давайте проведём небольшой мысленный эксперимент.

Представьте себе саммит WTO, G20, не важно. Какую-нибудь антивоенную демонстрацию. Митинг в защиту окружающей среды. И вот там толпа полицейских конечно же. И вы берёте биту и подходите к одному из них. И говорите: “Извините, господин полицейский, я тут провожу небольшой эксперимент… ничего личного.” И ударьте его битой. И потом ещё. И ещё. Только быстро. Беседу продолжим лет через 20-30.

Ещё один пример. Медведи. Я живу в местах, где они расплодились так, что просто некуда ступить. Я часто гуляю по лесам вокруг дома. Ни фонаря, ничего такого. И знакомые часто спрашивают меня: “О боже! Ты разве не боишься медведей?! Они же … они же… они же убьют тебя!” Я, конечно, очень уважаю медведей. Но я также знаю, что от нападений медведей на человека в США умирает один человек раз в два года. А в ДТП гибнут 46 000 каждый год. Поэтому на самом деле нам бы стоило беспечно гулять ночью в лесах, а вот когда мы проходим мимо автопарковки… “О боже! Тачки!” И машины такие “Ррррр!!! Держись!” И почему же у мусорщиков такой высокий — выше чем у мусора — уровень смертности? Неужели из-за того, что эти ужасные мусоровозы… “Вот он и попался!”

Давайте ещё один пример. Я живу в 5 километрах от океана. Знаете, как часто я выбираюсь туда? Никогда. Знаете из-за чего? Я в детстве посмотрел этот ебанутый фильм, “Челюсти”. Мне тогда было около 15. И до сих пор, стоит мне оказаться в 30 метрах от воды, я уже слышу эту жуткую музыку из фильма. При этом соотношение нападений человека на акул к нападению акул на человека — 20,000,000:1. Двадцать миллионов к одному.

Ещё примерчик. 9/11. Попробуйте вспомнить, когда последний раз вы слышали политика в США, который бы не упоминал 9/11 в своём выступлении? Это же фетишизм. В этой трагедии погибло 3,000 человек. При этом каждые две недели в США умирают 15,000 человек от того, что им вовремя не сделали операцию по предотвращению распространения раковой опухоли. Каждый год в мире умирает 500,000 детей. Причина — так называемые “выплаты по долговым обязательством”, которые обязаны делать “страны Третьего Мира” “странам Первого Мира”. Но, поскольку это типа невидимое насилие, это не считается. И ещё 6,000 человек умирает от несоблюдения техники безопасности на рабочем месте Или это 60,000? 600,000? 6,000,000? Да каждый в этой стране, по сути, умирает. Каждый год. Ну, всё же больше 60,000. Но поскольку это не является случаем, когда насилие применяют “снизу вверх”, это тоже не считается.

12: Ебать

Поговорим — и, поверьте, это связано с темой насилия, — о слове “ебля”. Мне кажется, что это слово (Fuck) — одно из самых удивительных в нашем языке. Это патриархат, вмещённый в пять букв. Очень тревожно. Слова с одним и тем же корнем обозначают и “заниматься любовью”, и “убивать”, “совершать насилие.” Повторюсь, это — суть патриархата. Это очень… ебанутая ситуация. И очень запутанная, признаться. Я бы не сразу понял, что со мной хотят сделать, если бы мне сказали “я хочу тебя ёбнуть…” Требуется дополнительная информация. И как это связано с нашей беседой о насилии, которое распределяется сверху вниз? Отчасти это связано с гомофобией. Я наконец-то начал её понимать. Как? Сейчас объясню. Есть прекрасные слова у Кэтрин Маккинон: “мужчина ебёт женщину. Подлежащее-сказуемое-дополнение.” Подлежащее-сказуемое-дополнение. Это показывает, насколько далеко на самом деле заходит овеществление женщины в нашей культуре. В контексте интимных гетеросексуальных отношений становится очень сложно избежать овеществления женщины. Мужчина может сказать что-то вроде “Я хочу войти в тебя”. Знаете, что только что произошло? Женщина снова оказалась в роли дополнения в предложении. Если женщина говорит мужчине “хочу, чтобы ты вошёл в меня” — она всё ещё продолжает быть дополнением. Если мужчина изо всех сил пытается быть феминистом, он мог бы сказать “хочу, чтобы ты была вокруг меня.” Тут женщина охуеет и спросит его: “Ты по-русски можешь разговаривать? Я не понимаю. Что тебе надо?”

И вот, когда мы уравниваем секс и насилие (я вовсе не заявляю, что это стоит делать, но патриархат это делает постоянно), начинается самое интересное. Секс и насилие уравнены, а насилие может распространяться только сверху вниз. И вот это-то помогло мне понять гомофобов. Потому что раньше я их не понимал. Для меня всегда всё было просто: если кто-то ненавидит гомосексуалов, надо просто перестать с ними встречаться. Но потом я понял, что ноги у этого всего растут в армии США со всей этой (сами знаете) чушью вроде “мы не спрашиваем — ты не говоришь.” Что типа гомосескуалы могут служить в армии США, но не могут публично заявлять о своих взглядах. Лично я считаю, что мы должны запретить гомосексуалам службу в армии США. А также запретить службу в армии США гетеросексуалам, асексуалам и трансгендерам тоже. И с бисексуалами не церемониться. Или разве что если каждому направлению завести собственную армию… Вот это был бы угар! Типа “бригада бисексуалов отправлена в подкрепление…”

Короче, выступал один гомофоб на каком-то митинге против гомосексуалов в армии — много лет назад. Вот тогда я понял гомофобов. Он сказал следующее: “Представьте, что случится, если рядовой займётся сексом с лейтенантом.” Я начал представлять разные вещи, но дело, как оказалось, было в другом. Он продолжил: “Это же уничтожит всю нашу структуру иерархии чинов.” И вовсе не потому, что лейтенант влюбится в рядового и не сможет отправить его на верную смерть. Обратите внимание, его беспокоила именно ситуация “рядовой занимается сексом с лейтенантом.” Сценарий, когда “лейтенант занимается сексом с рядовым” его явно не волновал. Дело в том, что, раз в нашей культуре уравнены секс и насилие, а насилие распределяется “сверху вниз”, то, аналогично, есть те, кто ебёт, и те, кого ебут. И те, кого ебут, должны быть расположены ниже в структуре иерархии, чем те, кто ебёт. А у гомосексуалов тот, кто ебёт, — это одновременно и тот, кого ебут. Они как бы на одном уровне. И тут у военных вскипает их маленький динозаврий мозг. Потому что это же святотатство… Ладно, оставим этот вопрос.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *