Деэкологизация политики

 

Кампания протеста против браконьерской охоты в Горном Алтае вновь сделала, казалось бы, забытые вопросы экологии заметным фактором общественной жизни. А ведь в годы «перестройки» экологические проблемы были в числе наиболее обсуждаемых в России.

О том, что случилось за эти годы с экологическим движением и экологической политикой в нашей стране и как не всегда заметные экологические проблемы влияют на нашу жизнь, рассказал Алексей Яблоков – профессор, член-корреспондент РАН,  один из основателей экологического движения в нашей стране.

 

 

Нефть или мозги?

Алексей Владимирович, в конце 80-х экологическое движение было заметно в общественной жизни страны, сегодня же о нем вспоминают крайне редко. С чем это связано?

До середины 80-х годов экологическая информация в СССР была секретной – вплоть до информации о составе сливочного масла и данных о пестицидах. «Перестройка» и трагедия в Чернобыле в 1986 году заставили открыть информацию, и эта информация оказалась страшной – ведь через Чернобыль прошло около миллиона ликвидаторов и более 10 миллионов пострадало.

 

Другая причина внимания к этой теме было связано с тем, что экологическое движение в конце 1980-х было единственной разрешенной формой общественного движения. Поэтому к нему примкнули все – вплоть до анархистов и полуфашистов, это был жуткий конгломерат.

Потом наступил шок: распад СССР, жесткая экономическая политика, приватизация. Нужно было элементарно выживать – и все экологические проблемы, которые волновали людей в конце 80-х годов, отошли в сторону. А с 1995 года началась активная деэкологизация государственной политики, целенаправленное изменение экологических законов и правил.

Когда Путин пришел к власти, этот процесс пошел еще активнее. Путин вступает в должность в мае 2000 года. Одним из первых указов он ликвидирует Госкомэкологию – именно ликвидирует, а не перепрофилирует, например. Одновременно ликвидируется Рослесхоз. Экологи боролись с этим, 90 депутатов Госдумы подписывали воззвание, патриарх это требование поддерживал – ничего не помогло. В том же мае 2000 года МВД ликвидирует экологическую милицию, и в том же 2000 году Министерство образования отменяет курс экологии в средней школе. Каждый человек, знакомый с теорией вероятности, скажет, что четыре направленных события в одной временной точке не могут быть случайным совпадением. Значит, придя к власти, Путин стал проводить вполне конкретную программу, вполне конкретную идеологию.

Неолиберализм?

Нет, к либерализму это не имеет никакого отношения.

Нет, именно неолиберализм, отличный от традиционного либерализма.

Нет, все равно нет. Хотя идеологами этой политики были Чубайс и Кудрин. Они говорили: «Не время заниматься экологией. Россия займется экологией, когда станет богатой». А как стать богатыми? За счет природных ресурсов! Вкладывать в мозги – будет прибыль через 20 лет, если занимаетесь природными ресурсами – будет прибыль на будущий год. И началось: варварское использование лесных, рыбных, углеводородных ресурсов. Всё на продажу.

И еще говорили: «Обеспечим инвестиционную привлекательность за счет снижения природоохранных требований». В результате нам стали привозить отходы из других стран, у нас можно не строить очистных сооружений, а если построили – можно их не включать. Это и называется деэкологизацией.

В 2000–2007 годы были изменены все природоохранные законы – в сторону ослабления экологического контроля. До 2004 года в стране было 40 тысяч лесников, которые могли составлять протоколы об административных правонарушениях, о незаконной рубке леса – единственный документ, доказывающий этот факт для суда. После 2004 года такое право осталось только у небольшого круга руководителей лесного ведомства на уровне субъектов федерации – их около 400. И как теперь поймаешь за руку незаконного порубщика, если для оформления документов надо ехать в областной центр?

Так вот, все вместе взятое – и пропаганда потребительства, и деэкологизация – и загнали общественные проблемы в угол общественного сознания. Если в конце 80-х годов вопросы экологии были, по опросам, на втором-третьем месте по важности у населения, то потом было пятое-седьмое, семнадцатое-восемнадцатое и теперь до двадцатых мест дошло.

На ваш взгляд, экологические вопросы могут вернуться в общественно-политическую жизнь?

Когда в 2008 году шла кампания по выборам президента, экологические вопросы поднимались очень часто. Знаменитое выступление Медведева в Челябинске, потом – на Совете безопасности, потом Путин как президент и Зубков как премьер высказались по этим вопросам, и даже ранее не замеченный в интересе к экологии Грызлов опубликовал в «Российской газете» большую статью на экологическую тему. Все говорили про экологию – а потом все снова замолчали.

Но, в отличие от Путина, который говорил, что экологи – это крыша для шпионов, Медведев ничего такого не говорил, даже наоборот. Хотя он иногда делает странные вещи. Скажем, принимает в подарок для жены шубу из шкурок бельков. А запретил промысел бельков как раз Путин. Но Путин ничего не делает просто так, это выученный офицер разведки. Каждое его дело – это спецоперация, и если он перед телекамерами говорит, что надо прекращать кровавый промысел бельков, то это неспроста. Может быть, оттого, что более 300 тысяч подписей было передано в Администрацию президента с требованием запретить этот промысел.

Но, возможно, эти шаги рассчитаны скорее на западных партнеров?

Может быть, и так. Это как с Киотским протоколом – о снижении выбросов парниковых газов. Россия ведь его подписала вовсе не для борьбы против изменения климата, а для вступления в ВТО.

 

Немного Байкала для Дерипаски

Вы затронули популярный в России стереотип, что озабоченность состоянием окружающей среды – приоритет богатых стран…

Я считаю, что эта концепция полностью провалилась. В одном из своих выступлений в 2008 году на совещании энергетиков Чубайс сказал: «Вчера заниматься экологией было рано, завтра будет поздно, надо – сейчас». Они там все понимают. Но они другие, они нацелены только на зарабатывание денег.

Например, правительство всерьез в прошлом году обсуждало вопрос о спуске Байкала – о разрешении колебаний его уровня в два метра (сейчас – метр). Это было связано с тем, что Дерипаске нужна была дополнительная энергия ГЭС для его алюминиевых заводов. 1 сантиметр толщи Байкала – 200 миллионов долларов в кармане Дерипаски. А ведь Байкал – он и мой и ваш. И Дерипаски, конечно, но только в микроскопической доле.

Отмечу еще одно важное обстоятельство. Во всех странах мира повышение благосостояния приводит к увеличению продолжительности жизни. Россия нарушила эту закономерность. Самая высокая средняя продолжительность жизни в нашей стране была в 1964 году. Первое падение произошло в середине 80-х, после Чернобыля, потом катастрофический обвал в 1991 году. И с позорно низкой для развитой страны средней продолжительностью жизни мужчин в 59 лет мы и существуем около 20 лет. И это несмотря на то, что доходы россиян по сравнению с серединой 90-х выросли примерно в 10 раз!

Единственное разумное объяснение этого парадокса – экология. Регионы с сильным промышленным загрязнением (например, Челябинская, Свердловская, Тульская области) отличаются от соседних на 3–5 лет меньшей средней продолжительностью жизни.

Лет шесть назад я рассчитал, что цена нашего экологического неблагополучия – около 350 тысяч дополнительных смертей в год. Меня почти подвергли остракизму, но два года назад Всемирная организация здравоохранения пришла к выводу, что в 2004 году в России по экологическим причинам преждевременно погибли 492 тысячи человек. Часто экологам говорят: «Что вы все про экологию! Вот пьянство, например, гораздо более страшно». Но от пьянства в России гибнет около 40 тысяч в год. Под колесами автомашин – еще около 40 тысяч, от наркотиков – еще примерно 90 тысяч. То есть даже суммарно много меньше, чем «от экологии».

Уверен: если бы экологические угрозы были широко известны, ситуация была бы другой. Но СМИ шарахаются от экологов с их страшной аналитикой. И что они пропагандирует? Потребительство, роскошную жизнь, сиюминутные развлечения – и это сознательное направление пропаганды, инициируемое Кремлем. И в этом тоже деэкологизация общества.

Последствия загрязнения среды страшнее, чем мы думаем. В основе депопуляции России (сокращения численности населения) лежат экологические причины. У российских мужчин, живущих в зонах экологического бедствия, число сперматозоидов в одном кубическом сантиметре спермы вдвое меньше среднего – около 20 миллионов. И если раньше бесплодие было чисто женской проблемой, то сейчас в нем наполовину виноваты мужчины. Аналогичные процессы идут во всем мире – похоже, что Земля начинает активно регулировать численность человечества. Но у нас эти процессы много более выражены.

 

Сельское хозяйство – без ГМО и пестицидов?

Какое место занимает Россия по уровню загрязнения среди промышленно развитых стран?

Долгое время среди крупных стран по уровню загрязнения мы были первыми. Сейчас к нам быстро приближается Китай. 1964 год был переломным. Видимо, тогда мы перешли экологический рубикон – превысили экологическую емкость экосистемы. Расцветала «холодная война». Стоки от химических заводов не очищались, а закачивались под землю, чтобы американские шпионы не определили по отходам, что происходит на заводах.

Откуда появились проблемы с пестицидами? У нас было семь крупных заводов по производству химического оружия, а когда столько химоружия армии стало не нужно, на этих же заводах было решено производить пестициды. И с этого момента началась химизация сельского хозяйства.

Возможно ли эффективное сельское хозяйство без пестицидов?

Вы задали мне точь-в-точь такой же вопрос, как мне задал Ельцин, когда я был у него советником по экологии. Это было в начале 1990-х – в 1993 году я ушел в отставку в знак протеста расстрела парламента. А в те времена примерно раз в два месяца у меня была возможность с ним подробно говорить на экологические темы. Один такой разговор был посвящен пестицидам. Я говорил: если вы хотите получить бешеный урожай, изнасиловать землю, сегодня купаться в золоте, а завтра обнищать – тогда используйте пестициды. Но до 40 центнеров зерна с гектара можно получать без пестицидов. Для сравнения, средний урожай в СССР был 12–14 центнеров с гектара, сейчас – около 20, до 40 все равно далеко. Легендарный Федор Моргун, он еще жив, на практике показал, что может быть высокопродуктивное сельское хозяйство без пестицидов. Сейчас, кстати, несмотря на то что применение пестицидов сократилось в разы, урожаи стали выше. Просто нужна соответствующая культура ведения сельского хозяйства – вовремя пахать, вовремя бороновать, вовремя косить. На органическом удобрении без всякой химии можно производить обильную здоровую продукцию.

Химия в сельском хозяйстве – это не только пестициды, это и откорм скота, птиц, рыб с гормональными добавками (для быстрых привесов), это и генномодифицированные продукты (ГМО). В результате – нездоровое питание во всем мире.

На ваш взгляд, ГМО – это благо или зло?

Огромное зло. Повторяется та же история, что с пестицидами. Коммерческая жизнь среднего пестицида – 7–8 лет. За это время накапливаются данные об его вредных последствиях, санитарные службы запрещают его применение. Химии тут же подсовывают нам другой, якобы совсем не вредный – и все начинается снова.

Есть очень много косвенных данных о вреде ГМО для живой природы и человека. Чтобы получить прямые доказательства, надо провести дорогостоящие исследования, которые никто не хочет оплачивать. Самое масштабное из известных мне (и независимых от компаний – производителей ГМО) исследований было проведено в Великобритании. Там их Минсельхоз выделил около 6 миллионов фунтов стерлингов, и в течение трех лет исследовались последствия применения ГМО на нескольких сотнях полей. Результат – тот, который и предсказывался экологами: негативные последствия для разных групп живых организмов.

Часто приводят в пример Америку, где ГМО не запрещены. Но Америка – очень нездоровая страна. 30 % американцев в последние годы стали страдать избыточным весом. Может, причиной является «фаст-фуд» («быстрая еда» вроде «Макдоналдса»), но есть обоснованное предположение, что эта причина – ГМО. Впрочем, американцы не только себя хорошо травят – они и хорошо себя лечат: у нас на человека на медицинское обслуживание в год тратится около 75 долларов, в США – около 6 тысяч долларов. Так что для нас США с их ГМО – не пример для подражания.

 

Лес рубят – щепки летят?

Какие вопросы есть у экологов к последним поправкам к Лесному кодексу?

До сих пор леса находились в госсобственности, и для перевода лесных земель в нелесные нужно было раньше иметь постановление Правительства РФ, потом – регионального правительства. Еще сложнее было изменить статус пригородных лесов. Хотя это и происходило повсеместно для элитного строительства, но это было противозаконно.

Ясно, что именно строительные компании пролоббировали новые поправки, принятые в марте 2009 года, так же, как до того строительные компании пролоббировали поправки в Градостроительный кодекс, когда вся экологическая экспертиза при городском строительстве была отменена. Новые поправки в Лесной кодекс облегчают перевод лесных земель (в том числе земель лесопарков и пригородных лесов) в нелесные. Это будет иметь катастрофические последствия.

Как и применение на практике сдачи в аренду лесных земель?

Да. Еще в перестроечное время лесники мечтали об аренде лесов. Они ждали прихода добросовестного арендатора. А дождались бессовестного рвача. А у нас ведь если прибыль менее 100 % в год, бизнес считается нерентабельным. На Западе же это считается показателями сверхприбыли, криминального бизнеса. На Западе приличный бизнес приносит около 15 % прибыли в год, если больше – то он облагается таким налогом, что этой прибыли невыгодно добиваться. И поэтому там оборачиваемость капитала – 9–10 лет, а у нас – 1–2 года.

Предполагалось, что арендатор, взявший лес в аренду на 49 лет, будет рубить лес, а на его месте посадит молодой. Но при отсутствии госконтроля и уверенности в завтрашнем дне (вдруг рейдеры придут), уверенности, что собственность будет защищена, никакие арендаторы молодые леса не сажают.

 

Убийства или туризм?

Сейчас актуальным стал вопрос о запрете убийства бельков. А как складывается практика в других странах в акватории Северного Ледовитого океана?

Промысел детенышей тюленей – бельков и серок – разрешен только в Канаде. В большинстве стран мира запрещена даже продажа их шкур. В Канаде – 6–7 миллионов гренландских тюленей, у нас беломорская популяция этого вида – около миллиона. Промысле не особенно выгоден и в Канаде, а у нас так просто разорителен, не говоря уже о нравственной стороне убийства новорожденных.

Ситуация с промыслом тюленей похожа на ситуацию с промыслом китов, с которым мы боролись в 80-е годы. Сейчас только две страны – Норвегия и Япония – бьют китов, и то официально «в научных целях». В 1986 году коммерческий промысел китов в мире был запрещен. И тогда тоже – как сейчас про промысле тюленей – говорили «Что будет?». В последние годы прибыль от наблюдения за китами в рамках экотуризма дает 8 миллиардов долларов в год – больше, чем от коммерческого промысла китов.

Я только что был на Белом море, около поморской деревни Летняя Золотица – там отель, где работает 35 человек, и получают больше, чем на промыслах. Туристы платят большие деньги, чтобы прилететь туда на 4–5 дней и пару раз слетать на лед пообниматься с бельками. И это стабильно – потому что сегодня бельки, завтра спортивная ловля рыбы, потом увлекательные наблюдения за белухами и так далее. Это реальный выход для заброшенных сегодня поморских деревень.

 

Бомба для Чаушеску

Среди дискуссионных вопросов экологии очень заметное место занимают споры об атомной энергетике. Насколько, на ваш взгляд, она безопасна?

Безопасность атомной энергетики – очередной миф. АЭС – это атомные бомбы, дающие электричество. Риск нового Чернобыля растет в последние годы, в том числе потому, что у атомщиков нет денег на разборку постаревших АЭС, они их обновляют и продолжают эксплуатировать (вывод АЭС из эксплуатации стоит почти столько же, сколько строительство новой).

Атомная энергетика не решила три главные проблемы: безопасность атомных реакторов (нет безопасных), безопасность утилизации радиоактивных отходов (в ходе работы АЭС возникают такие радионуклиды, которых нет в биосфере вообще, они будут жить тысячи лет, и их никак не удается надежно изолировать – любой металл, как и другие известные материалы, под влиянием радиации со временем разрушается). И третья проблема – АЭС означает атомное оружие. Если у страны есть АЭС, она прошла три четверти пути к созданию атомного оружия. Сейчас будет достроена АЭС в Бушере, и через полгода Иран получит атомную бомбу. Сначала АЭС было «хвостом» для атомного оружия (ядерщики сами пишут в воспоминаниях, что, работая на «мирный атом», желали сделать что-то хорошее в противовес созданию бомб), а теперь, наоборот, атомное оружие – «хвост» атомной энергетики. 34 страны имели или имеют атомные программы. Когда-то, в бытность советником президента по экологии, я спросил крупного немецкого деятеля: сколько времени надо Германии для создания атомной бомбы. Он ответил вопросом: «Вы спрашиваете о неделях или месяцах?» У Швейцарии, Норвегии, Югославии, Аргентины и других стран были атомные военные проекты. Чаушеску был в трех месяцах от создания атомной бомбы.

В ЮАР была бомба…

Да, вот пример: 156 инспекций МАГАТЭ не нашли там бомбы, а после падения апартеида выяснилось, что их там было семь.

То есть сделанные в свое время Путиным заявления о строительстве новых АЭС…

Это не будет сделано. Правительство выделило 57 миллиардов долларов на строительство АЭС, когда был поток нефтяных денег и их надо было куда-то распределить. Недаром отрасль курирует Кириенко. Не дойдут эти деньги до АЭС.

Кроме того, строительство АЭС и экономически невыгодно. Весь цикл от начала проектирования до получения электричества занимает около 20 лет. Обама не собирается давать американской атомной индустрии обещанные Бушем 50 миллиардов долларов госдотаций.

Могли бы вы в двух словах охарактеризовать ближайшие экологические перспективы человечества?

Часто повторяют слова про «устойчивое развитие». Но уже не может быть устойчивого развития. В 1950-е годы биомасса человека (включая домашних животных и культурные растения) превысила всю биомассу суши. Человек стал доминировать. Но мир оказался не готов к этому – отсюда и неизбежность антропогенного изменения климата, и другие глобальные изменения. Сегодня надо думать не о мифическом устойчивом развитии, а о кризисном управлении биосферой.

Вспомним, что ядерные взрывы в атмосфере закончились в 1963 году, а радиоактивные осадки будут выпадать еще сотни лет и наши потомки будут от них страдать.

http://www.rabkor.ru/

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *